Кто ты, Злой Босх?

Автор статьи: Marina - 12 сентября 2019 года

Кто ты, Злой Босх?, фото-1

«Стены с@ача» как явление — это новый культурный дискурс по-харьковски или юношеский нигилизм?

Харьков. Еще одна стена. Еще одно противостояние. На этот раз герой известен. Вернее его имя — @Zloy_Bosch. Он работает кистью зачастую поверх работ уличного художника Гамлета, который превратил город в свой открытый музей. Его работы повсюду. Публика его любит и носит на руках. В интервью он часто забывается, называя остальные проявления в уличном искусстве «впечатляющими объемом пустоты» (supportyourart. com).

Как работает Злой Босх, если во время разговора с ним на стенах появляются новые ответы с подписью ZB? Ты многорукий Шива или вас легион? Почему Гамлет? Осознанный выбор или случайность? И вообще, кто ты, Злой Босх?

Кто ты, Злой Босх?, фото-2

— Кто ты?
— «Я — часть той силы, что вечно хочет зла, но совершает благо...».

Я — вымышленный персонаж, коллективное бессознательное, активный зритель, человек с правом голоса.

— Почему же не созерцать?
— Просто созерцать можно только водопад, как горит машина соседа, который ставит ее на детскую площадку, и как красят стену в белый цвет. Любое созерцание в конце концов направлено внутрь, мне больше нравится работать с внешним.

— Откуда желание дополнить? О чем оно?
— Это не всегда нужно. Я дополняю только работы, которые находятся на улице, и меня каким-то образом задевают, и я чувствую необходимость ответить. Я вообще неспокойный персонаж.

— В музее тоже? 
— Нет, в музее не интересно это делать, у музея совсем другие задачи. Там уже все легализовано, структурированно, исследовано и разобрано по полочкам: "Кушать подано". Мне там уже не с чем работать.

— Почему Харьков? Родной город? 
— Харьков — место, застрявшее между мирами, головой и ж@пой, но я люблю этот город иррационально, ни за что. 

— Чем не угодил Гамлет?
— К Гамлету у меня нет предвзятого или негативного отношения, он просто громче всех кричит. Знаете, есть в маленьких городах молочники, которые по утрам начинают горланить, что есть мочи: "Моооолооооокоооо, твоооорооог!" Мне не нужен творог или молоко. Я их не ем, но меня разбудили и пытаются продать то, чего я не хочу. Вот и Гамлет где-то рядом. Он работает на улице, на улице, еще раз по буквам Н А  У Л И Ц Е. Это значит, что улица работает с ним, это настолько просто, что нет уже смысла разжёвывать. У молочника могут купить молоко, а могут послать на@уй.

— Почему же тогда все его любят? Почему в Ха столько его работ? Неужели все дурны? Откуда столько оваций?
— Есть у него хорошая работа "Прощай, прошлое". Вот и прощай.
Не знаю, почему любят, может, он человек хороший. Но мы же тут не об этом.

— Гамлет никого не критикует?
— В последних интервью он не мелочится, и субкультуры, и сакральное искусство — отсекает сразу всех. Интересный момент: человек, имея площадку для высказываний, в одностороннем порядке проходится по целой группе людей, называя то, что они делают, х@ней, противопоставляя этому себя любимого. Он, безусловно, имеет на это право. Я же пользуюсь доступной мне площадкой — улицей. Здесь я веду свой диалог.

— Вам не нравится его уверенность в себе?
— За ней должно быть что-то ещё


— Что?
— Если ты в себе уверен, ты будешь спокоен, даже если лишишься всего, что сделал, потому что сделаешь ещё. Снова. 

Кто ты, Злой Босх?, фото-3
— Вы своими действиями хотите его подтолкнуть к этим размышлениям? Или хотите, чтобы он вообще перестал рисовать?
— Вообще-то мы просто веселимся, Гамлет делает хорошие фоны для весёлых картинок. Пусть рисует или не рисует, отвечает или закрашивает — это его дело.

— Т.к. Злой Босх не злой?! 
— Он и злой, и веселый. Добрый Босх не стал бы красить поверх, а пошёл бы и купил себе латте и брауни...

— Если не Гамлет, то кто? Чьи работы послужат фоном? 
— Если не Гамлет, то и просто стен будет достаточно.

— Работы других художников?
— Нет. Все остальные чтут основной закон джунглей: живи и дай жить другим.

— Каким образом он не дает жить другим? Он присваивает себе чью-то работу? Забирает чьи-то стены? Его хотят — он делает.
Разве не так?
— Есть работы, никак не связанные с Гамлетом, но тут есть один нюанс: все остальное таинственным образом "выпиливается" из городского эфира, остаётся только отфильтрованная черно-белая суспензия...

— Монополия?
— Да.


— "Просто стен будет достаточно". Значит придется создавать собственные сюжеты?! На злободневные темы?!
— Да, придётся работать с проблемами экологии, перенаселенности, проблемами меньшинств, миграцией... Нет, конечно.
Оставим это современным художникам. Пусть исследуют.


— Одну из работ вы создавали вместе с Александром Гребенюком и Владиславом Краснощеком? Сколько человек трудилось над ней? Это снова «мы посмеялись»?!
— Конечно! Это была первая попытка поговорить, там же миллион простых вопросов, которые сам же автор и поднял, а получилось, в итоге, так, что его слова — просто слова. Тут же, как на дороге: не уверен — не обгоняй.

Кто ты, Злой Босх?, фото-4

Сколько они еще собираются смеяться? Правы ли они, желая продолжать диалог с художником, который вступать в дискуссию не хочет? Что такое монополия на стены и регламентирована ли она? Можно и нужно ли с ней бороться? Видимо, к этим вопросам нам еще придется вернуться. 

Читайте также: