Музыка, муралы и поп-арт Александра Корбана

Автор статьи: Marina - 12 марта 2017 года

Настоящее имя: Корбан Александр

Сфера: живопись, мурализм

Техники: масло, акрил, баллоны

Родной город: Кировск (Украина)

В настоящее время: Киев (Украина)

Прежде, чем появилась эта статья, мы встречались несколько раз. Нас познакомили на выставке, мне сказали: «Видите, тот парень — это Корбан. Вы же его искали?!». Да, искала. Поэтому начала пробираться к нему, хотя цель моего визита была несколько иная (хм, это была не его выставка). Но это не помешало нам проговорить около часа, пока нам не сделали замечание. Ведь говорили мы без диктофона, поэтому более-менее полезной статьи из этого, наверное, не вышло бы. В другой раз мы встретились специально, чтобы сделать интервью. Чтобы мы не только болтали, к нам присоединился еще один человек (и некоторые догадываются, кто это был, но мы не об этом). Втроем мы посидели прекрасно, но все-таки кто-то вспомнил о цели встречи, и пришлось включить это чудо-устройство. Саша немного изменился в лице, улыбка его стала несколько натянутой...

 

«Камера! Мотоооор!»

 

Кажется, жизнь постоянно его испытывает (берет «на слабо»?!), но он уверенно шагает вперед, останавливаясь на короткое время только для того, чтобы перевести дух, и идти дальше.

Его первые шаги на ниве рисования начались еще в 9 классе.

…когда я впервые попробовал. Я помню это ощущение — как салют начинает «играть» в голове. Это что-то нереальное, незабываемое.

Потом начало получаться. Саша решил оставить свой тэг на стене, где тэгали себя уже известные и признанные мастера графити г. Кировска. И уже на следующий день к Саше пришли с угрозами и попросили убрать его тэг оттуда. Их було много, он был один. «Иди! Стирай!» Драка. И вот тогда он решил: «В тот момент мне захотелось стать лучше, чем они. Это я потом переступил, а желание развиваться, делать лучше появилось. И есть до сих пор. Я делал один рисунок — а мне хотелось сложнее, мне хотелось детализировать.

И так постоянно. У меня же художественного образования нет. Я недавно вспоминал, как в 2007 году я мечтал рисовать. Для меня это был какой-то космос, а сейчас мы сидим и говорим о моих работах. Все-таки я чего-то достиг. И в работе с детьми (Саша работал с детьми в рамках проекта, инициированного UNICEF — прим. авт.) я стараюсь рассказать, что не нужно опускать руки.

И в Северодонецке дети подходили:

— Ты хочешь нарисовать цветок? Рисуй, что хочешь.

— Каким цветом?

— Каким хочешь, это же твой рисунок. Некоторые бросали, уходили, расстраивались, но именно в такие моменты я старался их остановить и подбодрить, сказать, что не нужно заранее опускать руки. Я точно не пример для подражания, но за счет огромного желания, саморазвития и стремления можно чего-то добиться. Даже если это кажется невозможным. Раньше я жил в Кировске, мечтал рисовать что-то великое, но не получалось, не было возможности. А сейчас меня приглашают.»  

Не надо опускать руки раньше времени

В своих работах Александр склоняется к изображению людей. А как рисовать людей, если они не торопятся тебе позировать? Выход был найден — автопортрет. Саша работал с разнообразными ракурсами. Не все получалось, но он не опускал руки.

 

UnexploredCity: Почему портреты? Почему люди?

Александр Корбан: Это все из графити. Есть такой украинский графитчик из Львова. Он сейчас рисует только шрифты, но в 2003-2006 гг. он рисовал персонажей, и тогда он был для меня Богом. Я знакомился с его работами в журнале «Экстрим». Впервые я увидел его работы на фестивале в Ялте. Понял, что я тоже так хочу.

Мой друг, с которым ездили, сказал: «Я тебе куплю 20 баллонов, если ты сможешь так сделать». А я рисовал на листочках, на заборах какие-то смешные портреты. Настолько смешные, что даже стыдно. Начал рисовать где-то в 2005-2007 рр. Получалось сделать 1-2 рисунка в год. И где-то в 2008 году я сделал над собой усилие и нарисовал более-менее приличный портрет. Но не закончил его.

Потом я увидел немецких графитчиков (Herakut — прим. авт.), которые для меня до сих пор остаются кумирами. Когда я увидел их работы, я не поверил, что это баллон. Я не понимал, как можно так сделать. Сейчас я тоже так делаю, но тогда я был в депрессии: как они могут такое? Я нашел такую краску. Когда я первый раз приехал из Кировска в Киев, я на 5 тысяч купил краски (это тогда была тысяча долларов при моей зарплате в 3 тысячи гривень). Я приехал домой с этими баллонами, которыми рисуют иностранные художники. Начал. Я же думал, что у меня сразу телесный цвет выйдет, а он какой-то персиковый, желтый: что такое? Я купил себе такой же крутой респиратор, не понимая, зачем. Потому что в нем рисовали эти чуваки. Только потом понял, что в нем можно дышать, не задыхаясь, во время работы. И потом я понял, что нужно просто накладывать слой за слоем. И после этого появился мой первый рисунок в реалистичном цвете. Он рождался две недели, а то и больше. Там целая стена и семь портретов меня. Потом мне захотелось нарисовать человека в полный рост (1,8 м) — я нарисовал.»

 

UnexploredCity: А как можно, не владея техникой, рисовать?

Александр Корбан: Постоянно стараюсь экспериментировать. И все время говорю своим друзьям, которые только начинают рисовать, что постоянно нужно что-то менять, стараться делать то, чего ты еще не делал. Я всегда смотрел на свои рисунки, на рисунки других и не понимал, почему у меня не так круто, как у них.  

Постоянно стараюсь экспериментировать

Знакомясь с работами Корбана в той последовательности, в которой они появлялись, поневоле замечаешь, как изменяется цветовая гамма, техника. Они становятся более глубокими и зрелыми.

 

UnexploredCity: Вы начинали с цветных работ…

Александр Корбан: Да, но я переосмыслил все, что я сделал, и мне захотелось сделать что-то по-другому, я начал думать над этой техникой. Были сначала монохромные, черно-белые работы. На Героев Сталинграда — уже много цветов, радуга. Цветами я стараюсь украсить район. Если посмотреть на скрипачку, которая на Борщаговке, то там много фиолетового. Это не чистый монохром, а целая палитра.»

 

UnexploredCity: У этой техники есть название?

Александр Корбан: Не знаю. Моя.

 

UnexploredCity: В 2015 году в Киеве появился мальчик с самолетом. Это Ваш первый мурал в городе?

Александр Корбан: Да. Это было в период создания GuidoVanHelten мурала «Ландыш». Очень хотелось попробовать нарисовать нечто большее забора. Я обратился к фонду «SkyArtFoundation», пообещал сделать достойно: «Дайте шанс. Я докажу, что я могу».

На самом деле, это не так легко выдержать то давление, когда ты стоишь, а на тебя смотрит столько глаз. Слава богу, мою идею одобрили. Спасибо Дмитрию Палиенко и Юле Островской.»  

Дайте шанс. Я докажу, что я могу

UnexploredCity: А как родилась идея?

Александр Корбан: Для меня ненормально, когда папа с сыном едут в метро: сын — в планшете, а папа — в телефоне, играют в одну игру. А сыну нет и 7 лет… Мне просто захотелось напомнить, чем мы занимались, когда были детьми…Так и появился мальчик, который запускает самолетик. Кстати, мальчик — это сын моих друзей, которые мне помогли во время моего переезда, у которых я жил сначала, и с которым я до сих пор дружу. Глебка был единственным, кого бы я хотел нарисовать.

Когда мы начали работу, встретились с негативом, даже милицию хотели вызвать, но когда я людям показал, что будет в результате, люди согласились, а потом благодарили. Только однажды подошел парень и сказал: «Мне не нравится».

— Почему?

— Я ненавижу детей.

И ушел.

После того, как я нарисовал этого мальчика, я понял, что в центре не нужно рисовать. И так случилось, что нас пригласили в Святошино, в тот двор, где и появился этот слон.

Он не на проезжей части. Чтобы его увидеть, нужно там жить или к кому-то в гости прийти, или просто знать, где он. А так не увидишь. Прикольно было: местные кормили, поили, из окон штруделем угощали. Я подружился с водителем автовышки, мы нашли общий язык.

Потом появилась работа с TarasArm. Которая тоже находится не на проезжей части, во дворе. Тарас нарисовал свою часть и уехал, а я остался. У меня очень долго шла эта девочка, и я знаю причину. Там район общежитий. И там дети играют в футбол на улице. Вы когда-нибудь видели в Киеве, чтобы дети играли в футбол? А там толпа — девочки, мальчики. И я с ними. Очень долго делался этот рисунок: я приезжал на объект, подходила ребятня — и вперед! Я с ними очень подружился, потом решил сделать для них мастер-класс. Это был мой первый мастер-класс (по общению). Это был мой первый опыт в работе с детьми. Они постоянно были со мной — с утра до вечера. Они мне даже помогали носить краску, спорили, кто понесет. И сама работа отошла на второй план. Ее нужно было сделать, потому что начал. Я им пообещал, что мы потом внизу порисуем. Чудесные дети. Из не очень благополучных семей. А мне это близко, я через это прошел. Я когда на таких смотрю, я вспоминаю себя, и готов все отдать, чтобы дать им что-то хорошее, чтобы у них появилось желание что-то делать, чего-то достигать.

Готов все отдать, чтобы дать им что-то хорошее, чтобы у них появилось желание что-то делать, чего-то достигать.

UnexploredCity: Недавно Вы закончили работу со скрипачкой. Это уже вторая скрипачка в Киеве. Почему?

Александр Корбан: Это идет изнутри. Когда я приходил на то место, где появилась первая девушка, увидел людей, сидевших там, и подумал, что она очень круто впишется сюда. А вторая скрипачка? На самом деле, были другие идеи. Но когда я туда приехал во второй раз и стал метрах в двухстах от фасада — клац! Появился образ.

 

UnexploredCity: А названия есть у ваших работ?

Александр Корбан: С названиями тяжело. Люди все равно называют по-своему. Когда я рисовал скрипачку, пошел пить кофе и разговорился с женщиной: «А это умершая?». Вот еще недавно приезжали, брали у нас интервью под стеной, и в разговоре Денису сказали, что этот рисунок — в честь какого-то воина АТО.

 

UnexploredCity: То есть подумали, что девушку нарисовали в честь воина АТО?

Александр Корбан: Да. То же самое было, когда рисовали пару на Оболони. Первой я рисовал девушку, и многие говорили, что это отец заказал изобразить свою умершую дочь. И этот слух начал расходиться... А ведь эта девушка жива.

 

UnexploredCity: То есть существует прототип?

Александр Корбан: Девушка реальна, но это больше собирательный образ. А парень — это мой близкий друг, он танцор. «Взгляд в небо» — это тоже мой товарищ. Девушка в DifficultChoice — собирательный образ.

 

UnexploredCity: Стену для диптиха выбирали сами?

Александр Корбан: Художникам предоставляли несколько вариантов стен. Я с самого начала сказал, что хочу рисовать на Оболони, потому что тут живу. Сначала выбрал одну стену, но что-то меня остановило. А потом я увидел эту стену. (Раньше я делал только на 5 этажей, а здесь в три раза больше). Посмотрел и поехал дальше. Но что-то меня зацепило. Был страх, сомнения, мандраж. Даже мои приятели говорили: «Поздравляем, хана тебе». Но я выбрал, нужно было начинать.  

Поздравляем, хана тебе!

Когда я впервые залез в люльку, я понял, что я уже здесь, и мне нужно работать. Рисунок одобрен, местные согласились, нужно рисовать. Но я же такого раньше не делал. Я был в шоке. И только на второй-третий день я начал работу через страх. Все отошло. И потом 3 недели пролетели просто на раз. Как со скрипачкой, слышал внутреннюю музыку. Так и здесь: все время пританцовывал, был на подъеме. Жара, дождь — нет разницы! Я рисую.

 

UnexploredCity: Диптих был первым в новой технике?

Александр Корбан: Да. Это было совсем другое. Много друзей говорило, что, может, не нужно рисковать и экспериментировать, все же всемирный фестиваль. Но я понимал, что хочу так. Все было настолько круто, что даже негатив от людей, который был, отошел. Это самая большая работа в Украине, созданная одним художником на двух 50-метровых фасадах. Но это и одна из самых легких моих работ.

Не знаю, надеюсь, что я, на самом деле, на верном пути. Ведь я куда-то двигаюсь. Кажется, заметно, что я стал более свободным.

Рисуя, я так наслаждаюсь процессом — душа поет. И после разговора со мной, может, и люди поменяют свое мнение о работе. Три недели. Два фасада. 10 дней на каждый.

После этих двух первых дней вообще никакого препятствия не было. Даже если бы настал Армагеддон, я все равно бы работал. Но первые дни я был, как зомби, я боялся шевельнуться.»  

Рисуя, я так наслаждаюсь процессом — душа поет

(Жара стояла такая, что иностранцы, которые рисовали на фестивале, работали утром до 11:00, а до 16:00 отдыхали. А Саша все это время рисовал на жаре при температуре 40 градусов).

 

UnexploredCity: Девушка с клеткой.

Александр Корбан: Очень часто мне говорили: «Какая красивая девушка». Много писали об этом. Но никто не говорил о птицах, на них никто не обращал внимания. Мало кто улавливает саму суть, суть — именно в птицах. А девушка — это просто образ. Но если бы мы нарисовали просто птиц без девушки, картинка не была бы интересной, поэтому она появилась. Одна птица сидит в клетке с открытой дверкой, другая сидит на свободе и смотрит на нее и, возможно, не понимает ее выбора. Вообще, этот рисунок многих касается. Если сравнивать время, когда я работал в шахте, у меня был стабильный заработок, но я был, как в клетке. А когда уволился, мне говорили: «Подумай!». Но я уже был настроен на этот шаг. Я сделал правильный выбор.

Можно сказать, что что мурал с птицами написан с меня. С проблемой выбора сталкивается каждый — вот об этом работа. Есть краска, есть стена, есть желание. С моими финансами на большую стену я не мог претендовать. Но я хотел проверить новую технику.

Сначала было много негатива: мешал подъемник проезда машин и т. д. А уже под конец все было хорошо. В принципе, как и везде: сначала все боятся, подходят, спрашивают. Мы показываем эскиз жителям. Мы стараемся всегда общаться с жителями до старта. У нас просто общество негативно относится ко всему новому — масса критики, страх, поэтому мы с людьми общаемся.»

UnexploredCity: А хотелось бы попробовать себя в какой-то другой технике?

Александр Корбан: Мне нравится рисовать поп-арт. Нравится выделять глаза, поэтому они у меня остаются цветными. Глаза — самое важное для меня в человеке, они всегда говорят правду, всегда живые.

Хотелось бы развивать свою технику в мурализме. Чтобы работы становились более художественными, мощными. 

Мне нравится рисовать людей, показывать какое-то действие, какой-то момент, нести идею с помощью человека.

Вот такой он, Александр Корбан.

 

А еще у Саши сегодня день рождения! С праздником! Идей и сильных моментов!

Читайте также: