«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия

Автор статьи: Marina - 03 апреля 2017 года

«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия, фото-1

По традиции, после проведения выставки, а в этом случае ряда выставок, публикуем отчет для тех, кто не успел насладиться «ВнутриннеюЯпониею» лично.

В приглашении на кураторскую экскурсию указано было имя господина Андрея Накорчевского, весьма известного искусствоведа, знатока японской культуры и литературы. Какое было наше удивление, когда вместо него мы увидели господина Константина Кожемяко, идейного вдохновителя и бизнес-куратора мероприятия. Поэтому знакомство с произведениями проходило в несколько новом разрезе — с компиляцией комментариев бизнесмена и ценителя искусства.

«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия, фото-2

 

Константин Кожемяка: Приветствую Вас в музее истории Киева на выставке «ВнутренняЯпония». Мы поставили перед собой задачу — дать гражданам Украины качественный тренд для поднятия общего культурного уровня. Кто его будет создавать?! Да, создатели. Есть ли у нас создатели? Есть.  Дать возможность создателям реализовать себя в проекте — круто, это мы и попытались сделать.

Все надо делать в нужное время и в правильном месте. 2017 был объявлен годом Японии. Мы можем использовать эту новость и в рамках объявленного предложить культурное событие. Мы подумали и сформировали это предложение, так и появилась выставка.

 

UnexploredCity: Как Вы отбирали художников?

Константин Кожемяка: Это работа куратора. Надо было четко войти в рамки, чтобы это было интересно, во-первых, публике, во-вторых, потенциальным авторам. К авторам были следующие требования: автору это должно было быть интересно, и он должен был быть готовым создавать работу конкретно под этот проект. У нас было несколько неприятных разговоров с мэтрами, когда из закромов Родины художник вытаскивал работу трехлетней давности и говорил: «Япония»... Я говорю: «Нет, вот написано: ноябрь 2016». Еще одно требование - это уровень профессионализма. Это основное. Были предложения от ребят, которым еще много нужно работать в профессиональном смысле, поэтому они сюда не присоединились — пока рано.

 

UnexploredCity: То есть был брошен клич по своим кругах, что готовится такая выставка?

Константин Кожемяка: В чем заключается работа куратора? Куратор посещает все выставки, которые только можно. Он знает, что собой представляют те или иные художники, работающие в поле зрения на арт-сцене. И когда возникает какой-то творческий замысел, он уже понимает, кого бы хотел пригласить. Здесь уже задавался вопрос, Шелешевський сюда вряд ли подойдет, Вайсберг, пожалуй, подойдет, Волязловский не подойдет, Гамлет подойдет. То есть у куратора уже есть понимание по стилистике, по содержанию творчества, кто потенциально из создателей может подойти для решения этой творческой задачи. Вот за что я люблю свою продюсерскую работу — я не ругаюсь с художниками. У меня всегда есть на кого свалить — на куратора.

 

UnexploredCity: А каким образом выбор пал на господина Накорчевского?

Константин Кожемяка: Потому что он — японист, востоковед. На сегодня в Украине таких знатоков не так уж много, и он среди них яркая личность.

 

Константин Кожемяка: Позвольте начать. Наталья Корф-Иванюк, молодой и талантливый художник.

Взяла в качестве эпиграфа к своим робот цитату: «Жизнь велела: любоваться цветами». Вот как комментирует свою работу Наталья: «Продолжая тему цветов, я попыталась совместить, но не противопоставить, отношение к цветам двух разных культур: Украина-Япония.

В Японии существует три эстетические культы: цветы, месяц, снег, находящие свое отражение в живописи, поэзии, быту. Украина же очень процветающая страна. Этот язык цветов несет глубинную информацию о культуре и верования. Таким образом я нахожу общие черты между, на первый взгляд, разными странами, транслируя их зрителю через язык живописи. Возможно, именно поэтому и возникла идея использовать общую национальную особенность как отдельный образ... несколько абстрактный, эмоциональный и спонтанный.

Различается только цветовая гамма. Это игра на противопоставлении — лаконичный минимализм. Япония и щедрое разнообразие Украины.

Мои цветы — это общий язык двух стран».

Алексей Иванюк. В жизни достаточно немногословен, а здесь...

Алексей Иванюк: «Земля имеет память, историю, силу, энергию. Эта живая субстанция ежегодно рожает и рождается, обновляется, регенерирует. Даже тысячелетняя история не обесцвечивает и не истощает ее. Земля всегда будет молодой. Ее бесконечный потенциал вдохновляет, а исконный образ дает цвет и фактуру. Я, как художник, не имею права пренебречь этим. Моя цель состоит в том, чтобы раскрыть тему новой и молодой земли, вспахать ее цветными вспышками, оживить языком живописи.

Моя Япония — это синтез внутренних переживаний и ощущений. Я вслушаюсь в музыку земли, вдохновляюсь ее тысячелетним образом, чувствую ее, такую близкую и такую далекую.»

Роман Романишин, довольно известный успешный украинский автор. Он представлен здесь одной работой. Работает во многих техниках.

«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия, фото-3

 

Вообще, если говорить об авторах, то некоторые обижаются на одного украинского арт-дилера. А что на него обижаться? Он не может один за всю Украину отвечать. Он работает в рамках своих возможностей. Нужно не обижаться, а грустить из-за того, что, кроме него, у нас нет таких с десяток, чтобы за каждым из них шла такая плеяда художников... По-большому счету, при хорошо построений арт-инфраструктуре в Украине вполне может в течение двух-трех лет сформироваться достаточно показательный и качественный пул художников. До 200. Это точно. Поэтому если вам кто-то скажет, что у нас все кончилось, и все плохо, не верьте.

Роман Романишин и его «Nippon» — не о каких-то абстрактных, а о реальных ощущениях...

«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия, фото-4

 

Его друг и коллега, тоже львовянин Сергей Савченко. Здесь представлен тремя абстрактными работами. Я часто спрашиваю зрителей о том, какие работы из экспозиции произвели впечатление. Очень много обращают внимание именно на них. Это триптих. Каждая из работ именно в ансамбле выглядит абсолютно целостно и создает настроение. Серия называется «Мелочи».

«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия, фото-5

 

Здесь представлен диптих молодого художника Дениса Струка, тоже львовянин. Для участия в проекте его работы предложил Сергей Савченко. Говорит, что это хороший живописец, из него получится хороший мастер. Я говорю: «Ну, пусть покажет портфолио».

— Но, к сожалению, нет у него портфолио.

— Почему?

— Потому что у него не было возможности себя где-то показать. Он еще не попадал в поле зрения галеристов, арт-критиков, кураторов и т.д. Ну, и, вообще, он только вышел из зоны АТО, он 2 года прослужил добровольцем на востоке, поэтому ему сейчас нужна социальная адаптация.

Для меня это был последний решающий аргумент, после которого я сказал: «Конечно, да». И не ошибся.

Его работы обращают на себя внимание.

«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия, фото-6

UnexploredCity: Говорите, молодой?!

Константин Кожемяка: Он 78 года. Художник и в 40, и в 50 молодой. Бывает, что в 30 лет человек - печаль-печаль. Я хочу, чтобы Вы поняли: я - человек бизнеса. Я этот проект делал ради того, чтобы внести свой вклад в повышение общего культурного уровня. Мое глубокое убеждение: все, что три года происходит в нашей стране, это результат низкого культурного уровня. Это мой вклад в национальную безопасность. Культуролог или арт-критик рассказал бы другими словами, я вам рассказываю с точки зрения бизнеса.

 

Переходим в другой зал.

Обратите внимание на эти две работы. Дмитрий Сметана, 85 года, г. Львов. Его первый каталог я печатал где-то полтора года назад. Я — владелец типографии, в которой печатаются многие художники. Когда я смотрел этот каталог, я чувствовал, что у парня есть искренность, и он это не китч. Он стремится добиться успеха. Когда он прислал две работы для этой экспозиции, я понял, что эти полтора года он прожил не зря...

А вот инсталляция Константина Зоркина. Рекомендую посмотреть его перформансы, тогда Вы лучше поймете то, что я сейчас прочитаю, то, как он это увидел, и что он вообще сделал.

Константин Зоркин: 'Stone Cran' — это деревянный иероглиф, который состоит из двух частей. Первая часть «ЛЕС». Она имеет значение — «обратный процесс, возвращение, восстановление жизни». Это пять вертикально расположенных криволинейных форм.

Вторая часть «Журавль». Его буквальный смысл можно трактовать так: «тень журавля, зацепилась за камень». Более абстрактное значение: «неустойчивое равновесие, шаткий баланс», а в некоторых случаях — «попытка удержать мимолетное чувство». Вместе эти две части образуют иероглиф, смысл которого трудно перевести дословно. Приблизительная интерпретация звучит следующим образом: «Мысль о смерти, которая сглаживает противоречия между тоской по прошлому и страхом перед будущим».

«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия, фото-7

Константин Кожемяка: Честно скажу, в этом проекте это моя любимая работа. Хотя неправильно иметь любимцев.

Работа называется 'Stone Cran' («Костяной журавль»). Константин — профессиональный культуролог, не любитель. Он преподает в одном из харьковских вузов историю культуры. Получается, что это его хобби?! Но какое это хобби?! Я не удивлюсь, если со временем это станет его основным видом деятельности. В любом случае у него таких работ и скульптур достаточно для того, чтобы сделать персональную выставку, и мы ее будем делать. Я на этого автора обратил внимание еще в июне, когда в Харькове делал проект «Неизвестные». Он был одним из 19 художников. Он обратил на себя внимание неординарностью, своей техникой, а также разноплановостью. Он еще и неплохой художник, график. Далее современности.

Когда встал вопрос, кого пригласить в качестве иллюстратора в сборник рассказов Виктора Ерофеева «Тело», которое мы сейчас готовим к изданию (кстати, презентация будет в 20-х числах апреля), то, немного рискуя, я предложил Костю. И когда он прислал первые 4-5 скетчей — это 100% попадание в яблочко. На данный момент он полностью предоставил весь иллюстративный материал (это 67 графических работ). Я даже не знаю, кто будет главнее в этой книге — то Виктор Ерофеев и рассказы, то Костя Зоркин и его графика...

24 апреля на Десятинной, 12 в «Д12» мы будем презентовать еще одну его инсталляцию, графику и книгу Ерофеева. Поэтому такие проекты не случайны, они — начало чего-то нового...

«ВнутренняЯпония» с Константином Кожемяко. Кураторская экскурсия, фото-8

 

Вот три работы Гамлета Зиньковского. Европейский минимализм и колористический аскетизм, конечно, не всегда нашем украинском темперамента может показаться обычным, но в какой-то момент, глядя в эти картины, дорисовывая и домысливая, ты начинаешь чувствовать, что ты погружаешься в лирику... И начинается магия. «Меня нет», «На берегу», «Истерический момент».

Вторая картина — его автопортрет. Нельзя сказать, что он эпатажный, но энергичный и очень приятный интеллигентный молодой человек. Живет он в городе Харькове. В последнее время много уделяет времени направления «стрит-арт». Особенно, когда начались события на востоке. Он создал примерно 72 объекта по Харькову. Харьков скоро станет городом имени Гамлета Зиньковского. Все его работы не политизированы, это не кич или трэш. Они о вечных смыслах, о смыслах жизни, человеческих ценностей: дружбу, любовь, уважение, почет места, в котором живешь... Ироничный, с чувством юмора, поэтому любой проект, в котором он участвует, это всегда точка притяжения, на которую всегда интересно посмотреть.

Наталья Карпинская, профессиональный художник. Долгое время находилась в тени и не выставляла свои работы, поэтому многие из критиков не может вспомнить ее имя. Я тоже не был знаком с ее работами, поэтому в каком-то смысле рисковал, приглашая ее к проекту. Но текст, который она прислала, укрепил мнение, что я не ошибся.

Забегая вперед, хочу сказать, что у нас уже есть план на осень — персональная выставка.

Наталья Карпинская: Во время дождя Тайный лес совсем другой. Узловатые корни деревьев напивается сырости, а плотная ткань безудержных облаков покрывает темные шпили их верхушек. Сначала мистический пейзаж и оглушительная тишина захватывают и пугают. Лес стоит сплошной стеной, словно готовится к визиту незваных гостей. Волнующе шепот хвои постепенно усиливает это тревожное ощущение. Вдруг море деревьев начинает колыхаться, бурлить, пениться, сливаясь в бурном танке с густыми облаками. Белый танец акцентирует окружающую свежесть дождевыми брызгами. Деревья делают еще несколько па и замыкают танцевальный круг. Круг, который обычно символизирует солнце, здесь олицетворяет замкнутую круговорот природы. Одно задает вопрос, другой дает ответ при разных обстоятельствах. И, жонглируя ими, можно создать новый смысл - одинокие сумерки в дождливом загадочном лесу; холодный солнечный диск, едва проглядывает между облаками или другое хайку, в котором все равно будет слишком много слов...

Это Андрей Блудов. Наш метр.Присмотритесь, на картинах часто используются журавли-оригами (символ счастья). Где маленькие, где-то чуть заметные. А вот рассуждения художника на тему внутренней Японии...

Андрей Блудов: Сквозь тонкое марево горизонта просматривается едва заметный путь. Он почти пустынный, загадочно окутан тьмой кустов. В нем отзеркаливается прошлое и будущее, раскрывается метафизика всего сущего, сходятся точки соприкосновения неба и земли, звезд и планет. Это скорее напоминает монохромный сон на грани яви; путешествие в далекие миры и одновременно возвращение домой. Движение идет медленно, на ощупь. Только смятые бумажные журавлики указывают его направление. Они оставлены кем-то для новоприбывших, как схема движения в тумане, почти вслепую, доверяя лишь ощущением, слуха и осязания. По старой японской легенде, тысячная птичья стая выполняет любое желание. И, судя, по количеству журавлей, на этот раз оно обязательно сбудется, ведь шорох бумаги ведет все дальше и дальше вперед, к восходящего солнца...

Николай Журавель, успешный автор. Моё знакомство с ним произошло в марте 2014 года, когда с Петром Бевзой им нужно было лететь в Нью-Йорк и к юбилею дня рождения Шевченко делать там выставку в украинском институте Америки. Были у них определенные организационные проблемы. И мы помогли. Тогда было гораздо проще поднять необходимое количество людей, собрать, загрузить, отправить. Вот в той ситуации я познакомился с Николаем Журавлем. О нем нельзя сказать, что он вне политики. Но это право каждого — быть «в» или «вне». Для Коли Журавля характерна работа в смешанных техниках. Его работы бывают активными, как в данном случае, а могут быть и меланхолично. Но в любом случае его всегда узнаешь. Его трудно копировать, в чем и заключается ценность его, как автора.

Вот такой предстает перед нами Япония на выставке в Киеве благодаря 11 художникам и их 30 работам.

Спасибо проекта «ВнутренняЯпония», кураторам выставки и тем, кто был рядом, тем, кто сделал этот проект исключительным!

 

P.S. Кстати, в Одессе к проекту присоединились Альбина Ялоза и Вадим Бондеро.

Читайте также: