АЛЕКСАНДР БРИТЦЕВ AKA FOX. МУКИ И РАДОСТИ

Автор статьи: Marina - 19 июля 2016 года

Настоящее имя: Бритцев Александр Николаевич

Сфера: живопись, граффити, стрит-арт, мурализм

Техники: масло, акрил, акварель, карандаш, аэрозольные баллончики

Родной город: Донецк (Украина)

Вырос: Донецк (Украина)

Сейчас: Харьков (Украина)

UnexploredCity: Александр Бритцев — это Ваше настоящее имя?

Александр Бритцев: Да.

 

UnexploredCity: Ваш родной город?

Александр Бритцев: Родился и вырос в Донецке. 10 лет уже живу в Харькове.

 

UnexploredCity: Ваш мурал на Бажана. В сети его называют «Скарбниця»

Александр Бритцев: «Скарбниця» или «Сокровищница». «Сокровищница внутреннего мира человека» — развернутое название.

 

UnexploredCity: В сети встретилась следующая цитата: «В каждом из нас есть огонь, который нужно открыть», якобы принадлежащая Вам.

Александр Бритцев: В общем-то это подкорректированный комментарий. «В каждом из нас есть внутренний мир, и он богат. И каждый его может открыть,» — говорилось об этом.

 

UnexploredCity: Вы обратились к образу украинского козака?!

Александр Бритцев: Это собирательный образ.  Прообразом был мой друг Олег Гугля. Он — коренной харьковчанин, живет в Харькове. Он тоже творческий человек. Его внутренний мир очень богат. Он — музыкант (занимался и хип-хопом, и читал рэп). Сейчас он — клипмейкер и битмейкер. Это если о музыке. Пишет красивые стихи. Это один из образов. Второй образ — украинский козак.

 

UnexploredCity: «Смушева шапка» там была или нет?

Александр Бритцев: Да, конечно.

 

UnexploredCity: В руках шкатулка?

Александр Бритцев: Да. На которой есть камни-символы (желтого и синего цвета — прим. авт.). Таким образом я показал, что речь идет о нашем крае, о нашей стране.

 

UnexploredCity: Мурал Вы создавали в рамках проекта ArtUnitedUs

Александр Бритцев: Все верно.

 

UnexploredCity: Долгие ли были переговоры? Как быстро Вы согласились? И вообще насколько интересна такая монументальная живопись?

Александр Бритцев: Все сложилось очень быстро. С Гео мы быстро поняли друг друга. Я показал ему свою работу. Ему понравилась и техника, и идея. Нашли стену, подобрали. И так cложилось, что остановились на стене 16-этажного дома. Я рассчитывал на стену поменьше (смеется). Увидел — начал обдумывать, как это сделать. Все это делать надо было быстро. Время — деньги (смеется).

 

UnexploredCity: В течение какого времени рисовался мурал?

Александр Бритцев: 10 дней. Приходилось работать по 12-15 часов.

 

UnexploredCity: Согласовывался ли черновик рисунка? Говорили ли о том, что будет изображено?

Александр Бритцев: Да. Конечно. Отправил визуализацию.

 

UnexploredCity: А что значит «визуализация»? Каким образом она выглядит?

Александр Бритцев: Я делаю эскиз. В данном случае рисунок был на холсте. Потом в Photoshop переношу ее на фотографию (фотографию пространства, местности, городской среды), затем накладываю эскиз или фото работы и смотрю, как она будет выглядеть.

 

UnexploredCity: Каким образом размещается картина, изначально нарисованная на холсте, на фасад дома? Делается какая-то разметка? Или это секрет?

Александр Бритцев: Нет, это не секрет. Для меня это тоже было в новинку. Я, в принципе, на 16-этажке был 2 раз в жизни (смеется). И тут мне пришлось переступить через борт 16 этажа в люльку. Надо было собрать все свое мужество и дух, чтобы это сделать. Целый день я катался вверх, вниз — привыкал к высоте, объему. Как наносилось?! Я сделал для себя отметки по этажам — провел линию и подписывал этаж.

 

UnexploredCity: Клетка?

Александр Бритцев: Нет. Горизонтальная линия. Это 5-ый, это 12-ый этаж... Дальше — на глаз.

 

UnexploredCity: Какой размер получился?

Александр Бритцев: 50 м в высоту, 12-15 м в ширину.

UnexploredCity: Этот мурал был первой монументальной работой?

Александр Бритцев: Мы делали большие работы. У меня есть команда «Добрые люди», мы делали большие росписи. Самая большая — 21 м. Находится в центре Донецка. У нас там есть около 6 стен. Мы делали Арлекина на фасаде бывшего кинотеатра «Красная шапочка», красивая стена, очень презентабельная, выходит на крытый рынок.

 

UnexploredCity: Если говорить о команде, можно говорить о каком-то общем стиле? Или вы пытаетесь компилировать? Или все-таки один художник — одна роспись?!

Александр Бритцев: В сольной работе легче выразить индивидуальность. В командной работе важно не перечить, а наоборот нужно идти нога в ногу. Стиль, конечно, отличается. В некоторой степени очень в плане композиции. Но этот стиль однородный.

 

UnexploredCity: Однородный в конце?! Каждый вносит свои элементы, а потом получается единая картина?

Александр Бритцев: Нет. Мы оговариваем, что привнести, что убрать. Внутри мы обсуждаем, что стоит убрать, что добавить. Но это незначительные корректировки.

Создается рисунок, эскиз, который обсуждаем и переносим. Стараемся, чтобы это выглядело цельно, как-будто картина создавалась одним человеком. Поэтапно: этап рисунка, этап раскрытия каких-то локальных плоскостей, цветовых, потом деталировка и акценты, проявления центра композиции.

 

UnexploredCity: Т.е. композиция начинается не из центра?!

Александр Бритцев: К центру все подходит. Самое основное — в самом конце. Изюминка какая-то что ли. Не сразу раскрываем ее.

 

UnexploredCity: Как Вы относитесь к экспромту?

Александр Бритцев: Экспромт имеет место быть. И даже приходилось делать экспромтные вещи. Но, в основном, сейчас это подготовленные, продуманные вещи. Даже в короткое время задается тема — можно взять ее и придумать. Но вот так сразу взять кисть и рисовать — нет, так мы не работаем.

 

UnexploredCity: Для этого есть холст?

Александр Бритцев: Да. Для этого есть холсты, бумага, скетч-буки, блокноты, где можно выкладывать свои мысли ежедневно. Что мы и делаем.

 

UnexploredCity: Помимо масла рисуете акварелью?

Александр Бритцев: Акварель, пастель, акрил, карандаши, соус, сангина, уголь — пробую разные материалы. Художник всегда развивается благодаря тому, что экспериментирует с материалами, техниками... Благодаря таким экспериментам рождается что-то, иногда что-то новое...

 

UnexploredCity: Есть ли какие-то художники, которые нравятся, у которых учились, на которых, может, хотели бы быть похожим?

Александр Бритцев: Хочется быть похожим на себя — это главная цель. К этому, наверное, стремится каждый художник. Когда работа выполнена, можно увидеть свою сильную сторону, которая, может быть, еще не раскрыта. Есть повод поработать и совершенствоваться.

Художники, которые вдохновляют?! Наверное, это Микеланджелло Буанаротти, человек, который полностью посвящал себя искусству, невзирая на то, что на него давили (при нем поменялось 11 римских пап, которые хотели так или иначе влиять на его творчество). При этом он не терял себя, добивался того, чтобы его почерк был его почерком. Наверное, это самый яркий пример.

Из стрит-артистов мне нравится Aryz, Nunca, в Киеве есть его мурал, очень понравился. Нравятся украинские ребята Interesni Kazki.

 

UnexploredCity: Вы знакомы с ними?

Александр Бритцев: Лично не знаком. Надеюсь, что в скором времени познакомимся, пообщаемся.

 

UnexploredCity: То, что известно о них: все это начиналось с граффити, потом это плавно перешло в стрит-арт, действительно, в арт, искусство, потом ребята вдохновились опытом Южной Америки и, собственно, монументальной живописью, мурализмом и начали делать монументальные работы.

Александр Бритцев: Я видел их работы давно. Кстати, в Харькове есть их мурал. Все любуются, фотографируются. А первый раз я видел их на фестивале в Крыму, они делали интересных пришельцев на балконе. Меня заинтересовала их работа, они выделялись из всей компании. Там было много художников, в том числе мой друг — Александр Гребенюк, который также член команды «Добрые люди», он тоже участвовал, сделал хорошую работу — нарисовал такого человека-растамана, интересная композиция, даже занял 2 место, если не ошибаюсь. Мы тогда, кстати, тоже еще знакомы не были.

 

UnexploredCity: Что такое «Добрые люди»? Бывают ли в таком творческом союзе лидеры или руководители? Или все-таки члены группы равнозначны?!

Александр Бритцев: Я — крайнее звено этой компании, т.к. ребята знают друга друга больше, чем я. Но и мы уже дружим больше 10 лет. Они рисовали вместе. Андрей Кравченко с Александром Гребенюком делали еще стену в Донецке. Тогда они очень удивили. По сути, это было оформление магазина, а получилось настоящее произведение. Их работу увидели на фестивале, спросили, могли бы они расписать магазин, они согласились. Весь Донецк был удивлен, какой большой и необычный рисунок получился. Тема — West Land, Запад.

 

UnexploredCity: Как Вы относитесь к классической школе живописи? Импрессионисты, может?

Александр Бритцев: Импрессионисты как раз были против классической школы, но, в итоге, превратились в классику на сегодня.

Хорошо отношусь к импрессионистам, модерну. Очень тяготею к модерну. Если импрессионисты, то очень люблю Ван Гога, человек с колоссальной силой воли, силой духа.

 

UnexploredCity: Вы называете Микеланджелло, Ван Гога. Если посмотреть на их творческий путь, то можно отметить, что у каждого из них он был сложным. Но то, что их объединяет — они шли по своему пути, какой бы тернистый он ни был...

Александр Бритцев: Есть хорошая книга под названием «Муки и радости» о Микеланджелло. Я думаю, муки и радости преследуют художника всегда. То, что создается, не всегда может быть интересным для него самого, людей, общества — в этом есть мука. Но когда это все-таки «находит выход», создается — в этом заключается радость. У художника всегда есть сомнения, какие-то внутренние переживания.

 

UnexploredCity: А правильно ли я иду?

Александр Бритцев: Не только это. Еще «поймут ли».

 

UnexploredCity: Насколько это важно, поймут ли? Насколько важно признание?

Александр Бритцев: Если я делаю для людей, то мне важно это.

 

UnexploredCity: А Вы делаете для себя или для людей?

Александр Бритцев: Наверное, все же для себя, т.к. если я сделаю, с чем не буду согласен, это вряд ли понравится людям. Сначала я делаю так, чтобы сам был доволен, а потом хочу, чтобы это понравилось людям.

 

UnexploredCity: Если вернуться к примеру Ван Гога. Всю его жизнь поддерживал брат...

Александр Бритцев: Да, поддерживал. И даже очень. Если говорить о материалах, то большая часть картин Ван Гога были нарисованы на дорогих холстах хорошими красками, которые до сих пор не потеряли яркость, прекрасно держатся на холстах. Многие художники, Гоген, к примеру, использовал плохие материалы, и его поэтому часто отказывались выставлять в салонах, потому что полотна темнели. Большая часть его работ написана в южных широтах (в Полинезии) и из-за влажного климата работы потускнели... В этом плане у Ван Гога был хороший бонус — поддержка брата.

 

UnexploredCity: А если все-таки вернуться к вопросу поддержки. Как Ваша семья относится к Вашему творчеству? Поддерживают ли? Кто главный ценитель?

Александр Бритцев: Наверное, благодаря моей маме я выбрал с легкостью этот путь. Я заканчивал и художественную, и музыкальную школу (класс трубы — прим. авт.) одновременно. Мама в свое время мне так и сказала: «Выбирай. У тебя два пути, на которых одинаково преуспеваешь».

Я склонялся к рисованию, потому как рисовал с детства еще в трамваях на окнах. После этого мама начала возить с собой блокноты.

 

UnexploredCity: В 2000 году Вы поступили в Донецкое художественное училище. В 2011 году закончили Харьковскую академию (ХГАДУ). Т.е 11 лет.

Александр Бритцев: Да. Это прекрасный путь. Он мне дал много хороших учителей и людей. Я узнал очень много творческих людей в Донецке в период обучения, потом в Харькове. Харьков вообще полюбил всем сердцем. Здесь живу и никуда не собираюсь. И по воле судьбы работал на станции метро «Харьковская» (смеется).

 

UnexploredCity: В чем себя пробовали помимо живописи?

Александр Бритцев: Около 3 лет занимался триатлоном. Это довольно сложный спорт. Тренер мой воспитывал чемпионов, у него в воспитанниках Виктор Земцев (IronMan), 10-кратный чемпион мира.

 

UnexploredCity: Т.е. такой путь тоже был возможен?

Александр Бритцев: Тренер предлагал продолжить занятие триатлоном в Харькове, но я сказал, что еду за живописью. Со всем уважением, но нет.

UnexploredCity: Что о Вас говорит интернет: «Украинский живописец, мастер пейзажа и натюрморта.» В соц сетях есть фотографии, сделанные Вами. Пожалуйста, прокомментируйте.

Александр Бритцев: Я не фотограф. Фотографией занимаюсь чисто для себя. Это какая-то часть меня...

 

UnexploredCity: Вдохновение. Что вдохновение для Вас? Где Вы его черпаете?

Александр Бритцев: Была у меня учительница по черчению, еще в начальных классах, она когда-то сказала, что успех — это 1% таланта и 99% работы. Я услышал ее слова, мне показалось это близким. Я люблю много работать, рисовать, и тогда что-то получается.

Вдохновение? Конечно. Жена моя меня вдохновляет. Вдохновляет природа.

UnexploredCity: А музыка? Как Вы относитесь к музыке?

Александр Бритцев: Очень люблю музыку. Разную. Если говорить о том, что нравится сейчас, то это инструментальный хип-хоп. Хотя, когда учился в Донецке, каждый четверг ходил в филармонию, слушал классику. Музыка очень вдохновляет.

 

UnexploredCity: А как Вы относитесь к поездкам, путешествиям? Придают силы? Появляются новые мотивы, может быть?

Александр Бритцев: К поездкам отношусь хорошо. Если в них есть момент, где я рисую. Если я беру с собой материалы или расписываю что-то в поездке, тогда это плюс. Потому что мне без этого сложно.

...в поездке могут родиться идеи, которые впоследствии превратятся в большие. Кстати, чаще всего так и бывает. Мимолетная мысль, зафиксированная в блокноте, может превратиться в большой холст или стать большим муралом.

 

UnexploredCity: Т.е. блокнот всегда с собой?!

Александр Бритцев: Да. И рекомендую это. Мне это, кстати, подсказала моя учительница в Донецке, уже покойная, к сожалению, Валентина Еськова: «Саша, если к Вам придет идея, и у Вас не будет под рукой карандаша, когда Вы приедете домой, Вы уже не вспомните, о чем думали. Не сможете передать, что хотелось передать тогда. Возьмите это на заметку».

 

UnexploredCity: Если говорить о техниках, в которых Вы работаете. Помимо пейзажа, натюрморта, Вы работаете с портретом. Что для Вас портрет? Это от любви к человеку? Это попытка разобраться с собой? Или с человеком, которого рисуете?

Александр Бритцев: Портрет человека — одна из сложнейших тематик. Это настроение, внутреннее состояние, его мир, образ, его жесты. Когда работаешь с портретом, обо всем этом надо думать. Фотографическое сходство для меня не столь важно. Сколь важно, чтобы образ не был утрачен. Передать внутреннее состояние — я больше склоняюсь к этой задаче.

 

UnexploredCity: А всегда есть прототипы?

Александр Бритцев: Бывают собирательные образы. Как с муралом. Где нет передачи всех черт, вплоть до морщин. Бывают, конечно, модели. Есть студия в Харькове «Дежа-Ню», куда я хожу 2 раза в неделю. Это тоже вдохновляет, какие-то идеи рождаются. Мы делаем тематические постановки — все преследуют образ... Это тоже помогает.

 

UnexploredCity: А как бы Вы назвали свой стиль? В статьях о Вас упоминается термин «декоративно-графический реализм».

Александр Бритцев: Это сложный вопрос. Есть группа живописцев, в которой я состою, называется она «ДеГраж» (декоративно-графическая живопись). Муралы — нет, это не декоративно-графическая живопись. Последняя работа на Бажана — это «орнаментальный штрих», я бы так ее назвал, или «мозаичный штрих».

 

UnexploredCity: А пробовали себя в скульптуре, к примеру?

Александр Бритцев: Не пробовал даже. ...собраться и приготовиться — это воля намерения, но рисовать я настолько люблю, что даже не хочется от этого отходить, от карандаша или от валика.

 

UnexploredCity: Потому что потеряете время и что-то не нарисуете?

Александр Бритцев: Потому что утрачивается, утрачивается навык. Когда рисуешь всегда, то глаз и рука действуют сообща. Без раздумья делаешь правильный мазок, штрих. А если делаешь перерыв, что-то утрачивается. Наверное, поэтому не распыляюсь, совершенствую то, что есть.

Читайте также: